«Профессионал своего дела и человек очень хороший», — так замполит 34 отдельного мотопехотного батальона, который сейчас расквартирован в Новоалексеевке, Олег Горященко отзывается о фельдшере медпункта, временно исполняющей обязанности начмеда, старшем сержанте Ирине Булгаковой. «В Песках выезжала, не боясь обстрелов, — продолжает замполит. — Вытягивала трехсотых из тяжелейших позиций».

 

Мирное — Пески

Ирина Булгакова — медик с большим стажем. 26 лет она проработала в районной инфекционной больнице Мелитополя.

«Все медики военнообязанные, — рассказывает Ирина Николаевна. — Поэтому, когда началась война, мы сразу же прошли медкомиссию. Первыми брали мужчин. У нас была бронь. Нас держали, если вдруг что-то такое будет».

В 2017 году 57 бригада стояла под Мелитополем, в Мирном, и знакомая предложила героине нашего рассказа подписать контракт. После разговора с командиром так и случилось.

Не прошло и недели, как боевой медик саперной роты Ирина Булгакова выехала в Желанное. Говорит, понимала, что это вторая линия, но все равно было страшно. Вскоре медик перевелась в 34 батальон и попала на линию фронта, в Пески.

 

Первый раненый

Первый раненый ассоциируется у Ирины Николаевны с выбросом адреналина: «Но ты знаешь, что делать, и быстро начинаешь».

Первым раненым был полковник, который подорвался на растяжке. Но он, что называется, родился в рубашке — ранение было не тяжелым.

 

Семья

Отчим Ирины Николаевны — тоже инфекционист. А вот мама и обе дочери к медицине никакого отношения не имеют.

— Младшая, правда, хотела идти в мединститут, но я ее лет шесть переубеждала, — рассказывает старший сержант. — Хотела быть хирургом, а я ее отговаривала, что это — не для девочки. В этом году она поступила, выбрав другую профессию. Хотя знает она в нашей сфере много, на уровне боевого медика, и в школе занимала первые места по тактической медицине.

— А если ваша дочь попросится на фронт?

— Куда-то я бы побоялась, чтобы она пошла, а вот к себе в медпункт забрала бы. Тут ведь не только медицину надо знать, но и на компьютере уметь работать — документации много.

 

Смерть

200-х у медика не было, но смерть она видела, когда работала на гражданке. На войне были случаи, когда пациенты умирали, но уже не на ее глазах.

Как-то Ирина Булгакова с водителем вывезла троих полицейских, подорвавшихся на мине. Был еще четвертый, погибший, но его медик не видела. Среди троих был 21-летний парнишка с тяжелыми травмами, у него были ранены глаза, порвана артерия… Но медик все равно его спасла. Позже даже приезжал начмед Покровского госпиталя и благодарил Ирину Николаевну за правильно оказанную помощь. Но вскоре, несмотря на старания медиков, парень от тяжелых травм скончался.

 

Армия

Контракт Ирина Булгакова подписала на 3 года. «Мне нравится в армии, — говорит. — Есть, конечно, свои нюансы. Эмоционально иногда, психологически не выдерживаешь».

 

Ирина Булгакова подписала контракт на 3 годаИрина Булгакова подписала контракт на 3 года Андрей Бейник

В армии женщина научилась водить машину, работать на компьютере, стрелять из многих видов оружия. Но все равно, признается, видит себя только медиком. Ведь с детства хотела им быть.

 

Обстрелы

О том, что много раз была под обстрелами, Ирина Николаевна говорит с поразительным спокойствием.

— Последний раз, когда выезжали из-под обстрела, сами чуть не перевернулись, — рассказывает. — Полевая дорога, грязюка. Машину кидает со стороны в сторону. Медикаменты разлетелись. Я травмировала колено.

— А первый обстрел помните? 

— Да, как-то не ждала его. Всё было тихо, нормально. Мы работали с саперами, и тут началось.

— Что чувствовали в этот момент?

— Когда вокруг тебя бахает и летает, как-то… (замолкает, подбирая нужное слово — авт.) жутко… 

— Поначалу выдали одну форму, — продолжает после паузы. — И на построении ты должна быть чистой, и на выездах, где пепел и грязь. Да еще и говорят: «Ира, если начинают стрелять, падай на землю». А я им: «Я же — девочка. Я же буду грязной». Но когда начинают стрелять, ты об этом даже не думаешь.

— А к этому можно привыкнуть?

— Нет. Даже на мирной территории. Как-то я приехала на Новый год домой. Идем с дочкой, а тут сзади парни начали петарды взрывать. Я сразу же машинально присела… Это останется на всю жизнь.

 

Война и мир

Несмотря ни на что, Ирина Булгакова считает, что с теми, кто стреляет, нужно садиться за стол переговоров. Но это, смотря какие требования они будут выдвигать. Наши ребята, говорит, не отдадут то, за что воевали. Слишком дорогой ценой это досталось.

— Хочется, чтобы мир был, — говорит медик. — Я люблю свою страну. Мне очень жалко, что Крыма нет, что с Донбассом такое. Но все зависит от правительства.

— Но и от людей ведь тоже?

— Надо, чтобы такой руководитель был, который бы поднял массы.

— Как считаете, почему стоит идти в армию?

— Если просто стоять в стороне, от этого мира не будет. Если все будут принимать участие, война быстрей закончится. А так у нас часть страны нормально живет, часть — в войне. Многие не понимают, что такое война, потому что ее не видят.

— Можете одним словом сказать, что такое война?

— Война — это страшно…

Сентябрь 2019 г.