Женщины — украшение мира. Они красивые, нежные, умные, а также сильные и мужественные, терпеливые и верящие в жизнь. А еще они могут по-настоящему дружить. И дружба их не знает ни временных, ни географических границ.

«Когда началась война, — рассказывает Инна Николаевна Пурис (в девичестве Крюкова), — мне только что исполнился годик. Отца, Николая Илларионовича Крюкова, вместе с другими геничанами немцы угнали на работу в Германию. С тех пор связь с ним оборвалась.

Говорили, что он работал на автомобильном заводе. В Геническе о нём вспоминали как о хорошем мастере по металлу, начинающем художнике. Наверное, и на немецком заводе он работал по этому же профилю. Когда наши солдаты возвращались домой с победой, отца мы так и не смогли дождаться.

Сначала моя мама, Крюкова Дора, а позже уже и мы, дети, стали обращаться во многие государственные инстанции, но положительного ответа о судьбе отца не получили.

Инна Пурис так и не привыкла к тому, что не видела отца живым (фото 1985 г.)Инна Пурис так и не привыкла к тому, что не видела отца живым (фото 1985 г.)

Я прожила уже 80 лет, но никогда не пришлось мне увидеть своего отца и не обратиться к нему со словом „папа“. От этого я очень страдала, особенно тогда, когда подружки гордились подарками, которые покупали их отцы. Другие рассказывали, как папа катал их на велосипеде. Третьи говорили, как папа учил свою дочурку плавать. А я … Бегу домой, плачу. А дома пусто, холодно, одиноко. Мама — санитарка Генической райбольницы — на работе в ночной смене в инфекционном отделении, а мы дома сами. Но я не отчаивалась. Верила! Обязательно найду отца»! 

И Инна Николаевна нашла! Пусть ей не судилось встретить его живым. Но сведения о нём были очень важны для всей ее семьи, всех родных. А помогла ей в этом Елизавета Поворознюк.

Немка по национальности, Лиза молодой девушкой встретила в конце 50-х геничанина Анатолия Поворознюка. Вышла за него замуж и приняла украинское гражданство. Здесь, в Геническе, у Елизаветы и Анатолия родилось двое детей. В доме старшей сестры Анатолия, где они жили, стало тесновато.

Елизавета Поворознюк по национальности является немкой (фото 1987 г.)Елизавета Поворознюк по национальности является немкой (фото 1987 г.)

Построили свой дом. Дети пошли в школу. Лиза устроилась продавцом в один из магазинов курортторга. В это время она и познакомилась с Инной Пурис, которая работала рядом в кафе. Инна ходила за покупками к Лизе, а та в свою очередь, в кафе обедать. Так и подружились. 

А когда заведующая кафе узнала, что Лиза — немка, то сердце у нее ёкнуло, а в голове пронеслось: «Она поможет мне найти отца».

Лиза и Инна 30 лет продружили в Геническе. Теперь они уже давненько не рядом. Когда Елизавета Поворознюк вышла на пенсию, то со всей семьей уехала к родственникам в Германию. Там им дали сразу жилье. Добрая, трудолюбивая Елизавета на своей исторической родине без дела не сидела: работала на даче, встречалась с родственниками и друзьями, как и в Геническе, много времени уделяла вязанию. Кофты, жилетки, шапочки, носки, шарфы, варежки буквально вылетали из-под её спиц. Она и сейчас, накануне своего 81-летия, тоже вяжет, а изделия свои привозит или передаёт в Геническ друзьям, кумовьям в качестве подарков. 

Но между тем, Елизавета не забывала и о просьбе подруги — узнать в Германии об ее отце. Много порогов оббила, много времени истратила, но дошла до истины. 

Так через много лет после войны геничанка Инна Пурис впервые узнала сведения об отце, о котором никто ничего не мог сказать. В пакете, полученном из Германии, было сообщение, в котором сказано, что «Крюков Николай Илларионович умер 31 декабря 1944 года в городе Айзенахе, а 4 января 1945 года был похоронен на городском кладбище «Вартенберг», место захоронения «А и VI, ряд II, могила № 2». 70 лет Инна Николаевна искала своего отца и вот, благодаря подруге, нашла сведения о нём. 

«Не думайте, что время вылечило всех нас от потери близких. Мы, дети войны, знаем, что такое не знать, как ушёл из жизни твой дорогой человек, даже если ты его никогда не видел, — с болью в сердце продолжает свои воспоминания Инна Николаевна. — Моя мама 40 лет проработала санитаркой в инфекционном отделении райбольницы. Повидала много бед. А когда получила пакет из Германии, где были документы о смерти и захоронении мужа Николая, кричала, плакала, причитала. Казалось, что у нас в доме покойник. Так мы все переживали заново смерть мужа и отца».

Инна Николаевна бережно хранит фото своих родителей Николая и Доры КрюковыхИнна Николаевна бережно хранит фото своих родителей Николая и Доры Крюковых

Инна Пурис с любовью и уважением говорит о геничанке — немке Елизавете Поворознюк. Если бы не её настойчивость и данное слово подруге, так бы никто и не знал, где, когда и при каких обстоятельствах погиб в годы Второй мировой Николай Илларионович Крюков.

Дружба давних подруг Инны и Лизы продолжается. Они и сейчас встречаются. 
Елизавета летом из Германии со своими детьми и внуками приезжает почти ежегодно. Всегда приходит в гости к знакомым и подругам не с пустыми руками. Очень хлебосольный человек. Ценит немцев, их порядочность и пунктуальность, рассказывает о чистоте в Германии, там на каждом пустом кусочке земли спешат посадить цветы.

4 марта нынешнего года Елизавете исполнился 81 год. Но она считает, что её жизнь только набирает обороты. Она преподаёт немецкий язык переселенцам, ходит в церковь и общается в социальных сетях с друзьями. Среди них и Инна Николаевна Пурис, которой Елизавета Поворознюк помогла найти сведения о её отце. 

Вот такие они наши женщины. Красивые, умные, добрые, нежные, но когда потребуется, они становятся сильными, мужественными, настойчивыми и помогают им быть такими вера, надежда и любовь.