«Наши отцы не считали себе героями, но они были ими», — в один голос говорят Екатерина Ерохова и Вера Васильева, дочери фронтовика, участника Второй мировой войны Александра Ивановича Антонова, который в 1937 году по достижению возраста надел солдатскую шинель, а снял её только через 11 лет, в 1948 году, когда Вторая мировая закончилась полностью и окончательно.

 

Молодой солдат Саша Антонов

 

Саша Антонов демобилизовался в июне 1941-го. Отслужив верой и правдой, возвратился домой на свой родной остров Бирючий, где родился в 1916 году. Здесь учился, здесь начал работать в колхозе «Ревхвиля», у которого в то время был на острове цех, где солили рыбу, поставляемую рыбаками, ходившими под парусами. В нашем крае все знают: Бирючий — остров рыбаков. Саша был одним из них.

Когда парню исполнился 21 год, его все бирючане проводили в армию. Тогда такие мероприятия были массовыми, люди уважали друг друга, старшие были в ответе за молодёжь. Всё было скромно, но все вместе и всё от души. А бирючане вообще особые люди, они жили, как одна семья, сильные, загорелые, закалённые, с богатой душой.

Парень нёс службу достойно, особенно любил наряды на кухне, а сослуживцы ожидали любимые галушки, приготовленные Саньком — пальчики оближешь. Во всяком деле на службе бирючанин старался не подвести своих земляков.

Семья Антоновых была многодетной. Отец Иван Иванович воспитал восьмерых детей. Мальчишек воспитал настоящими мужчинами, и когда грянула война, 22 июня 1941 года, Иван Антонов благословил троих сыновей и отправил на фронт Ивана, Петра и Сашу, который только неделю назад пришёл из армии. Родители знали, что их сыновья обязательно вместе со всем народом победят врага, даже если это будет стоить их жизней. И всё-таки надеялись, что однажды победным днём их дорогие мальчишки вернутся на родной остров.

Но не всё так сталось, как мечталось. Иван погиб во время освобождения Венгрии, Петр — Австрии. А до Дня Победы было-то рукой подать. Но живым с войны вернулся только Саша, хотя не раз смотрел смерти в глаза, но всё-таки услышал победные залпы салюта. Однако для него война ещё не закончилась. С боями он дошёл аж до противоположного конца Евразии, до самой Японии, и покинул чужую страну в марте 1948 года. Александр Иванович часто поговаривал: «Я одиннадцать лет отслужил Отечеству. Как стал солдатом в тридцать седьмом и в сорок восьмом снял военную шинель».

Без преувеличения можно теперь сказать, что Александр Антонов прошёл Европу и Азию вдоль и поперёк. Начинал боевой путь морским пехотинцем, а закончил его солдатом железнодорожных войск.

Среди множества всех наград, фронтовых и трудовых, больше всего ценил он медаль «За оборону Севастополя» и орден Красной Звезды, который нашёл своего героя уже в 1986 году, потому что во время военных действий о наградах думали мало, о подвигах тоже.

 

Седовласый фронтовик Александр Антонов

 

Подвигом народа было всеобщее мужество и единое стремление — победить врага. И всё-таки семидесятилетний Александр Антонов был очень рад, что его поступок можно назвать подвигом, и что через годы он по достоинству оценён. А было это во время штурма Сапун-горы. В блиндаж, где было ещё трое солдат, залетела немецкая противотанковая граната. Александр резко схватил её, бросил в сторону немцев, и наши солдаты продолжили бой за Севастополь. Оборона этого города стоила бойцу два ранения, но бирючанин и после госпиталя отправился на фронт.

Потом были ещё ранения и госпиталь в Ашхабаде, медали за победу над Германией, Японией, за взятие Кенигсберга и ещё, и ещё, и ещё. Но самая большая награда всей жизни была ПОБЕДА и возвращение домой, на свой остров детства и юности. Морская душа жаждала покорения просторов Азова, продолжение рыбацкой судьбы.

И не только о работе думалось фронтовику, но и о собственной семье, крепкой, дружной, надёжной, где бы все любили и уважали друг друга, чтобы ребятишки бегали по двору. Ведь шутка сказать: уже 32, не молодой ведь парнишка, особо на девчат заглядываться не приходилось, хотя они глаз не сводили с красавца-рыбака. Но была среди них одна, при встрече с которой испытанное сердце бойца стучало, сбиваясь с ритма. А тут ещё молодёжь бирючанская напоминала о возрасте: дали прозвище Александру — «Дед». Нет, он, конечно, не обижался. Не всякий даже в почтенном возрасте человек пережил то, что пришлось пережить Антонову. Он, действительно, за одиннадцать лет армейской жизни возвратился домой «дедом».

Да и на фронте прослыл смельчаком, мудрым, опытным воякой, а вот в делах любовных, можно сказать, салага салагой, короче, новичком. С Марией, которая работала на засолке рыбы, его познакомила папина сестра. Слово за слово — и дело стало приближаться к свадьбе.

 

Александр Иванович с любимой женой Марией

 

С Бирючего молодые супруги переехали в село Счастливцево. Построили свой дом, обзавелись хозяйством, родили детей. У вчерашнего солдата Александра Ивановича Антонова и его жены Марии их было четверо: три дочери — Валентина, Екатерина, Вера и сын Владимир. А потом появились на свет ещё восемь внуков и десять правнуков, которые знают о своём деде — защитнике Отечества, любят слушать рассказы о нём, гордятся им.

В Геническ семья Антоновых переехала в 1971 году. Александр Иванович устроился работать на прядильно-ткацкую фабрику, отсюда ушёл на пенсию. На фабрике «деда» Сашу уважали, особенно к нему тянулась молодёжь. Жалели, что такой авторитетный, честный, скромный человек живёт с детьми на квартире. И решили, как сегодня говорят, для прикола написать письмо маршалу Гречко. Так, мол, и так, фронтовик, ветеран железнодорожных войск, орденоносец, многодетный отец, а живёт на квартире.

Написали и забыли, да только не маршал Гречко. Приходит на фабрику письмо, адресованное директору Половине, в котором чёрным по белому приказано: «В течение 24-х часов выдать товарищу Антонову Александру Ивановичу ордер на квартиру». И выдали. Правда, заселились в квартиру через полгода в доме, который принадлежал прядильно-ткацкой фабрике. В нём и сейчас живёт дочь Антонова Катя. Говорят, что отцы хотят, чтобы у них непременно родился сын, и что они сыновей любят больше. Но у Александра любви хватало на всех. Он боготворил своих красавиц-дочурок, помогал им всегда, чем мог, и, конечно же, гордился своим сыном Володей, которого жена Мария подарила ему в его любимый праздник — 9 мая.

Сын в жизни всего добился сам и стал директором Новотроицкой типографии. Когда в День рождения Володи собиралась вся семья Антоновых, то без воспоминаний не обходилось: тост поднимали и за здоровье Владимира, и за День Победы. Часто вспоминали о том, как во время войны расстреляли на острове десантников. В тот день румыны, которые хозяйничали на Бирючем, согнали всех жителей на причал, а сами спрятались. И как только катера приблизились к берегу, расстреляли всех воинов. Они все остались на мели. И до сих пор в День Победы в воды Азовского моря у острова Бирючий бросают венки памяти.

Семья Антоновых тоже частый гость на острове в поминальные дни. Ведь там нашли вечный покой многие их родственники. Вообще-то памятник погибшим десантникам — святое место для всех жителей острова. Сюда приходили и Никита Хрущев, и лётчик, герой войны Александр Иванович Покрышкин, и командир партизанского отряда Сидор Ковпак.

 

У памятника погибшим десантникам

 

Вера Васильева (Антонова) рассказывает, как с интересом они, дети, слушали рассказы матери, которая «заведывала» правительственными дачами: была и сестрой-хозяйкой, и поварихой. Встречалась и с Покрышкиным, и Ковпаком.

«Простые были люди, хоть и герои Второй мировой. Мама всегда со смехом вспоминала, как и лётчик, и партизан с аппетитом уничтожали её стряпню под солдатские 50 граммов. А ещё папину уху любили. А маму Маричкой называли, — дополняет сестру Катя, — и все вместе, нет-нет да и заведут разговор о боях. Папа, бывало, что был крепко уверен в победе. А когда его провожали на войну, то заявил в сердцах: «Ждіть мене, я приїду верхом на Гітлері!».

 

Александр Антонов был обыкновенным героем

 

«Я вот всё время думаю, — вновь вступает в разговор Вера, — нам хоть уже и больше шестидесяти лет, и мы родились сразу после войны, но как мало знаем о подвигах наших отцов и дедов. А ведь они были настоящими героями. Вы не поверите, я всегда хотела знать о времени, в котором жили мои дедушки и бабушки, мои родители. Но, к большому сожалению, не всё знаю, а рассказать о нём уже некому. Часто сейчас вспоминаю сказанное моим отцом о войне, который прошёл её от „А“ до „Я“, и передаю его нашим детям и внукам. Такое нельзя забывать».

Александр Антонов окончил свой земной путь в 72 года. Он дождался внука, которого подарила ему дочь Катя и назвала в честь деда — Сашей. А Александр Иванович прозвал его Белочка, как звали когда-то малым и его из-за цвета волос. Внук живёт и работает в Днепре, а ещё поёт свои песни в организованном им ансамбле «Бакенбарды». Есть среди них и песни о войне, написанные внуком в честь деда, для которого определено почётное место в Бессмертном полку Украины.

А позже в роду Антоновых появились правнучка Саша Багдасарова (Катина внучка) и самый младший, сейчас уже двухлетний, «антоновец» Саша Бердгард. Вот если бы своих Саш увидел их дед!

До бесконечности можно рассказывать об участии геничан во Второй мировой войне. Они не только её участники и очевидцы, они её победители. Думаю, что в те годы наши земляки и не подозревали, что они станут для нас Героями с большой буквы. И пусть внешне они были самыми обыкновенными земными людьми, разве что только некоторыми бирючанами. Антонов Александр Иванович — один из них. Человек сильной воли и нелёгкой, но героической судьбы, весельчак, музыкант, заявлявший всем: «Какую счастливую жизнь прожил, и какой я счастливый, что у меня есть дочери».

Когда Вера и Катя рассказывали о своём отце, заметили, что очень часто летним днём 22 июня, он напевал строчки из песни, родившейся в первые дни войны: «22 июня, ровно в 4 часа Киев бомбили, нам объявили, что началась война…». Сёстры помнят, как слёзы катились по его морщинистому лицу. Он не стеснялся их, потому что плакать могут только сильные духом мужчины, победившие грозного врага и оставшиеся при этом самыми человечными людьми.

«Иногда нам кажется, что они с совсем другой планеты…» — в один голос говорят Катя и Вера, дочери фронтовика.