Этого невысокого, коммуникабельного (но в тоже время, скромного) человека трудно представить сидящим на месте. Кажется, что его одновременно можно увидеть в разных концах города. Быстро идущего (почти бегущего), часто с фотоаппаратом на шее. Не верится, что в начале этого года ему исполнилось 82 года (на вид лет на двадцать меньше можно дать). Поэт, писатель, фотохудожник — это всё о нём. А ещё Почетный гражданин Геническа. Александр Владимирович Прихненко.

Детство

Дед героя нашего рассказа, Леонид Михайлович, родом из Харьковской губернии, в наши края приехала в начале девятнадцатого века. Работал начальником порта, перед войной — архитектором города. Строил первую школу, на которой в позапрошлом году открыли мемориальную доску. Его именем названа одна из улиц Геническа.

Строителями были отец Александра и дядя (брат отца) Всеволод. В апреле 1941 года Владимир Прихненко был призван на командирские сборы на западную границу, где строились укрепрайоны. Когда началась война, в Луцке или Ровно он попал в плен. Фашисты гнали пленных куда-то в сторону Крыма, Владимиру удалось бежать и он вернулся в Геническ, к семье, которая не успела эвакуироваться.

Фотографии Александра Владимировича отличаются глубинойФотографии Александра Владимировича отличаются глубиной (Александр Прихненко)

Мама Александра была еврейкой, и дед прятал ее от фашистов до тех пор, пока кто-то не сдал. Отец пошел за ней в гестапо. Леонид Михайлович раздобыл где-то лошадь и телегу и вывез внуков — Александра и его младшую сестру Софию — в небольшое село Новоукраинку (было такое под Ровным). Там внуки с дедом оставались до прихода Красной Армии. Родителей фашисты расстреляли. 

В 1960-х годах, когда в Геническе судили последних полицаев, один из них показал, что Владимир Прихненко был подпольщиком. Сам Александр Владимирович в этом не уверен. Говорит, если бы это было так, отец не имел бы права уйти за матерью.

Сирот вырастил дед Леонид Михайлович. В 1947 году умерла бабушка Мария Михайловна, в 1953 -м сестра деда Мария Михайловна, через 3 года — сам дед. «Дотянул меня до института», — тепло вспоминает Александр Прихненко. Первую свою книгу «След человека» он посвятил своему деду, а об вышеуказанных событиях написал роман «Место в океане».

Становление

В 1955 году Александр Владимирович поступил в Одесский институт инженерно-морского флота на кораблестроительный факультет. София в это время заканчивала школу. После закончила Херсонский кооперативный техникум, но поскольку с детства ее тянуло к литературе и рисованию, долгие годы работала в «Приазовской правде». При жизни София Василенко выпустила несколько сборников стихов, а уже после ее смерти 2006 году город помог Александру Владимировичу издать книгу «Сердце скифянки»… 

В 1961 году Александр Прихненко закончил институт и по всесоюзному распределению поехал на Дальний Восток. Вместе с ним — дюжина его институтских друзей. На Дальний Восток их манила романтика. Там, в Советской Гавани, герой нашего рассказа работал мастером в корпусном цехе, ремонтировал большие океанические суда.

«Но муза дальних странствий, как говорил Паустовский, манила, — рассказывает Александр Владимирович. — В 1965 году уехал на Камчатку». Там в спасательной службе он трудился инженером по судоподъему. Потом снова вернулся в Советскую Гавань, где, как выражается, «закрепил свое инженерство». Работал в цехе, некоторое время — в редакции газеты, и опять в цехе. Около 15 лет занимался судостроением. 

Таланты 

В 1992 году Александр Владимирович с коллегами перегоняли плавучий док в Хошимин, где пришлось задержаться больше года. Там во Вьетнаме, он впервые попробовал снимать в цвете. Помогла американская техника, говорит.
Первая фотовыставка была у геничанина в Советской Гавани. Несколько его фоторабот тогда забрали в Москву, где они победили. Выставлялся в Хабаровске. С 1996 года, когда Александр Прихненко вернулся на родину («Родной край — дом, Геническ, Сиваш — тянул») выставок было около двадцати. Кроме Геническа, в Херсоне и Симферополе. В областном центре работы члена национального союза фотохудожников выставляются каждый год.

Иногда ради ценного кадра приходится высоко забиратьсяИногда ради ценного кадра приходится высоко забираться (Александр Прихненко)

Первая его книга вышла в 1974 году. Одноименный рассказ «След человека» написан под впечатлением из детства. Во дворе друга Николая Осадчего, который потом стал художником, разбирали старый сарай, и на одном из саманных камней Саша увидел детский след…

За 4 года до выхода книги молодого писателя приглашали на семинар в Хабаровск. Там он впервые встретил Всеволода Петровича Сысоева (писателя, имя которого внесено в английскую энциклопедию), Фила Петровича Клипеля и Юлию Алексеевну Шестакова. Их Александр Владимирович считает своими «крестными в литературе». Долгое время поддерживал отношения с этими писателями, они подсказывали и направляли. 

В Советской Гавани было издано 5 книг автора, четыре из которых — проза. Выхода в печать тогда нужно было ждать долго, сначала книга должна была пройти рецензию (так задержался роман «Место в океане»). В 1994 году, когда поэт и писатель вернулся из Вьетнама, отношения поменялись: теперь для выпуска книги нужны были только деньги. Привезенных хватило на то, чтобы издать поэтический сборник «Живая душа».

Первыми на фото Сергея Волкова замечаешь мудрые глаза Александра Прихненко Первыми на фото Сергея Волкова замечаешь мудрые глаза Александра Прихненко (photospilka.com)

Позже за расстрелянных мать и отца Германия стала выдавать небольшую пенсию. Геничанин их подкапливал и издавал книги. Среди них были большие книги прозы: «Жизнь как жизнь», «Геничане», «Место в океане». Были маленькие — с поэзией. 

Секрет

 Александр Владимирович, — спрашиваю, — Вам 82, в чем секрет Вашего долголетия? 

— Не знаю, — смеется. — Я болел, и серьезно болел, но решил не сдаваться, даже пытался шутить. Каждое утро съедаю зубчик чеснока, запиваю чаем, делаю зарядку (с гантелями «дружу» давно). К спиртному равнодушен, курил еще в юности. Считаю, что живу, благодаря направленности, нацеленности. Мне ведь надо все успеть, так что сдаваться некогда.