Звонкое пение птиц, медовый аромат распустившихся цветов, пушистые облака в тёплом синем небе… Весь этот нежный летний пейзаж своей магической силой манит каждого человека с головой окунуться в эту чудесную пору. Так, наверное, было и 21 июня в далёком 1941 году: люди спокойно жили и наслаждались своей мирной жизнью, делая планы на будущее, и даже не подозревали, что уже следующим утром небо разорвут пепельного цвета взрывы, знаменующие собой начало войны, которая в последующие годы сломает множества человеческих судеб и унесёт с собой миллионы жизней.

К сожалению, в наше время пытаются или забыть, или видоизменить взгляд на события тех дней. Дабы не допустить этого, необходимо время от времени вспоминать о героях той поры. В связи с чем местная жительница Воронцова Виктория поделилась героическим прошлым своих предков. Ниже предоставляю её рассказ.

«В семье моей мамы, Воронцовой Валентины Васильевны, в разное время воевали все мужчины, за что каждый был награждён. В Первую мировую войну воевал её дед, Завадский Пётр Станиславович, окончивший её на «южных берегах Италии», как он говорил, в плену.

Воевал её отец — Степанов Василий — участник обороны Севастополя. Там он был тяжело ранен, без сознания попал в плен, откуда после сбежал, окончил войну в Берлине.

Воевал младший брат, Степанов Виталий. Он ушёл на фронт в 16 неполных лет.

Степанов Виталий Васильевич

Произошло это так. Когда наши войска освобождали Новоалексеевку, были сильные бои, бомбили станцию, он пропал из дома. Через трое суток к ним во двор забегает солдатик — шинель до земли, вся обожженная, простреленная, разорвана осколками: «Мамочка, я ухожу на фронт».

В составе 51-й армии он освобождал Севастополь, участвовал в штурме Сапун-горы, с артиллерийским расчетом форсировал Одер и Вислу, освобождал Польшу, закончил войну в Берлине. Был контужен, ранен, из своего расчёта был единственным, кто остался в живых: во время прямого попадания снаряда все погибли, а его выбросило ударной волной. После окончания войны семь лет служил в Германии в оккупационных войсках.

Но самая печальная история семьи, её вечная боль и горькая память связана со старшим сыном моей бабушки — Степановым Василием Васильевичем. Он родился 2 апреля 1921 года.

Степанов Василий Васильевич

Это был удивительный парень, красивый не только внешне, но и душой. Справедливый, бескомпромиссный; есть такие люди — борцы за правду. Жаль, что уже не осталось в живых тех, кто помнил его. Это был заводила, лидер, душа любой компании. Он прекрасно играл в футбол, играл на аккордеоне, гитаре, знал много так называемых дворовых романсов.

Спасибо моей маме, что рассказала мне о нём. Я родилась в конце войны и никогда его не знала, всё со слов мамы и бабушки.

Накануне его призвали в армию, а когда началась война, он был в истребительном батальоне; отступая взрывал всё, чтобы не досталось врагу. Под Мелитополем в боях был разбит батальон. В живых остались единицы.

Пробраться в Крым, к партизанам, не было возможности — кругом немцы. Он как-то пробрался домой. Документы с другом зарыли. Так, как был токарем высокого разряда, немцы заставили его работать в мастерской. Но во время авианалетов он ломал станки, оборудование, якобы виновата бомбежка. Потом со своим приятелем Гапиенко в комендатуре украли автоматы. Кто-то донёс.

Их забрали в комендатуру, избивали, требуя сказать, где оружие. Сказали, что бросили в станционный туалет. Заставили вдвоём его чистить. Конечно, ничего не нашли. После один полицай, — Пивень по фамилии, — сказал: «Тебя, негодяя, следовало расстрелять. Но я уважал твоего отца, он хоть и коммунист, но порядочный человек. Я сохраню тебе жизнь, в первый набор поедешь на работы в Германию.»

Я хочу развеять ещё один миф о том, что первый набор в Германию состоял только из добровольцев. Да, были те, кто ехал добровольно, но это меньшинство. Мама рассказывала, что когда грузили людей в товарные вагоны, перрон был оцеплен эсэсовцами с овчарками. Был такой случай, что какая-то женщина хотела передать кому-то узелок с продуктами, так её за это тут же расстреляли из автоматов. Никто из первого набора не получил от Германии компенсации за свой рабский труд: они видите ли «добровольцы».

В Германии в городе Эрфурт Степанов Василий работал на заводе, там вероятно и познакомился с немцами-антифашистами. Вместе они ломали оборудование, расклеивали в лагере листовки.

За антифашистскую деятельность 20 января 1945 года он был повешен, не дожив до желанной победы каких-то четыре месяца.

У моей бабушки хранилось его письма и листовка. Я читала их. Хорошо помню текст листовки, что были расклеены в лагере. Орел со свастикой и два текста, на немецком и на русском, о том, что казнён через повешение восточный рабочий Василий Степанов за саботаж, агитацию.

Василий Степанов — один из миллионов безымянных, безвестных героев Второй мировой войны. Вечная и благодарная им память.”

Вспоминая всё то услышанное от матери в детстве о героических подвигах своих предков, Виктория Васильевна ощутила в себе вдохновение и написала стихотворение о своем дяде:

Светлой памяти Василия Степанова

Безымянный герой Второй мировой,
Где покоишся ты, под какою звездой?
А может лагерным пеплом в немецкой земле
Ты остался навеки за туманом, во мгле.

Орденов и медалей за свой подвиг не ждал,
Просто жил и боролся, о свободе мечтал.
Обещая вернуться, слово ты не сдержал.
Взгляд прощальный твой помнит станционный вокзал.

Проплывают весною облака не спеша
Из далёкого края. С ними хочет душа
Возвратиться в родительский дом,
Где любимые лица, материнский покров.

Где широкие степи и небес синева,
Запах горькой полыни перельётся в слова,
Знойный полдень в июле обелит небосвод,
Теплый вечер заводит звёзд ночной хоровод.

Сколько б мог ты на свете сделать людям добра!
Но белеют в степи обелиски с утра.
Никогда не вернуться к берегам Сиваша.
Благодарная память потомков вечно жива.

Вот такая героическая, и в то же время — печальная история одной семьи Воронцовых. А сколько таких семей по всему белому свету? Скольких сыновей, братьев, мужей не вернулось в родной дом? А кто-то ведь в наше время злоумышленно желает об всем этом забыть.