Обычно у начала этой истории есть две версии. В первой можно начать с уговоров родителей, слёз и страха. Вторая же будет о радости и приятном волнении. А как вы готовились к поездке в летний лагерь?

В нашей семье было двое детей. Мама могла отправить нас в летний лагерь на целую смену или поехать в пансионат на несколько дней и взять нас с собой. Но мама всегда выбирала то, что, как она думала, было лучше для её чад.

 

Новость о лагере в нашей семье радовала не всех. Но у нас эта тема даже не обсуждалась. Раз мама сказала: «Девочки, едем в лагерь», значит, мы едем в лагерь. Моя сестра Оля начинала лить слезы ещё за несколько недель до отъезда. Я же, наоборот, однажды сама постирала вещи и сложила их в сумку, не дождавшись пока высохнут — так мне хотелось побыстрее к морю. Да и не в море дело, скорее всего. Меня привлекала сама атмосфера: лето, ровесники, приключения, свобода…

Четко помню момент, когда нас отвозили в лагерь. Сестра еле сдерживала слёзы, а я смотрела в окно и знала, что всё будет классно, хоть ещё не понимала, куда попаду.

Приехали, вижу ворота «с чаечкой», читаю на табличке «Детский оздоровительный лагерь им. И. Кулика». Ничего не понятно, но мне уже нравится. Потом знакомство с Анжелой Анатольевной Подзолковой — старшей вожатой. Именно она «решает судьбу» детей в лагере и распределяет по отрядам. Несколько раз я была с сестрой в одном отряде, а разница у нас 7 лет. Думаете мне было скучно, потому что все дети старше? Нет, любимицу отряда всё устраивало.

Я ещё застала времена, когда домой нужно было звонить с таксофона. Сразу покупаешь карту, на которой написано, сколько минут можно разговаривать. Потом стоишь в очереди, потому что все дети звонили домой вечером (так была вероятность, что родители будут в доме и ответят, да и днем особо времени на телефонные разговоры не было). Зато, пока постоишь в очереди, выслушаешь кучу интересных историй: кто-то плавать научился или выиграл в конкурсе, а у кого-то любовь.

Оля брала меня за руку и мы вместе шли к таксофону. Она плакала по пути, потом плакала, пока стояли в очереди, и, конечно же, ситуация становилась только хуже, когда она разговаривала с родителями: «Да, мам-пап, у Ксюши всё отлично. А вы сможете меня забрать домой?» Я очень люблю свою сестру, но у меня не получалось уговорить её не скучать по дому. Она снова брала меня за руку и мы молча возвращались в отряд.

Но Оля грустила обычно только по вечерам. В остальное время мы общались с ребятами, привыкали к традициям лагеря, радовались морю. С нами знакомились так: «Девочки, вы сестры? Ой, просто как две капли воды» или «Вы сестры что-ли? Вообще не похожи». Когда приходило время уезжать домой, то плакали мы уже вдвоем. Я — из-за грусти, а Оля — от счастья. Мама была в шоке.

Потом я ездила в лагерь уже одна. В лагере им. И. Кулика я была шесть раз. И каждая смена там — как отдельный период жизни, что мне не рассказать и в нескольких статьях.

Выходишь на пляж с подстилкой и панамкой, торопишься занять место под навесом, а потом бежишь к берегу, чтоб построиться «по десяткам», потому что в море пускали только по десять человек. Стоишь в этой «десятке» и смотришь на медсестру, которая медленно поднимается на вышку, чтобы сообщить, соответствует ли температура воды норме. И ещё надо дождаться, поднимет ли спасатель белый флажок. Вода плещется у ног, а солнце то припекает. Но это надо выдержать, ведь рядом строится следующая «десятка», так рискуешь вообще последней в воду попасть.

Белый флажок, ну наконец-то. Азовское море мелкое, приходилось долго идти, пока вода не будет хотя бы до пояса. Можно подурачиться, поплавать, но только не нырять, это правило знали все. Ну вот, пора на берег И как же всегда обидно было видеть этот красный флажок. Но никто не отчаивался — нет смысла брать полотенце, и под навесом можно не сидеть, а просто сразу становиться в какую-то уже пятую «десятку» по счету.

Если флажок не поднимался, потому что медсестра не разрешила, то всегда можно было выпросить у вожатых разрешения зайти в воду хотя б до колен.

Я до сих пор не понимаю, почему эти десять минут в море, ради которых надо было столько всего проделать, были так важны. Ведь меня в любой момент могли привезти на море и можно было плавать очень долго, пока мама не скажет: «Хватит, губы уже синие». Наверное, в этом и была магия лагеря.

Не знаю, правда или нет, но говорили, что рядом была дача какого-то влиятельного человека и что у него был личный вертолет. Маленькой мне это тогда казалось каким-то чудом и очень хотелось этот вертолет увидеть. Мы даже любили с ребятами сочинять разные истории о том, кто живет на той даче, и что там происходит.

Мы всегда ходили строем и, если честно, было волнительно, станет ли кто-то со мной в пару. Это было очень важно.

А ещё нам показывали фильмы, если шёл дождь. Тепло от проектора, темный зал, шепот, стук капель по крыше — непередаваемые ощущения.
Каждый день новое мероприятие, свои традиции, свой гимн и совершенно другая жизнь. И сразу нужно было придумать какой-то особенный девиз, чтобы потом «перекричать» другой отряд. Под чутким руководством вожатых мы пели, танцевали, рисовали плакаты, участвовали в флешмобах и конкурсах. Всегда было море призов, нас хвалили, вручали грамоты.

Я даже записана в книге рекордов лагеря — у меня были самые длинные волосы — 95 см. Мама всегда очень волновалась, как же я буду справляться с уходом за волосами сама. Но в отряде каждый раз находились желающие заплести мне косы.

И однажды стала «Мисс лагеря». Кстати, неожиданно для себя, позвала для помощи в конкурсе мальчика, который очень нравился. Совершенно не помню его лица, но в памяти осталось имя и что тогда он мне казался самым красивым на свете.

Радость от титула сменилась волнением, потому что утром я проснулась и поняла, что меня укусил клещ. Медпункт — это вообще страшное место. Там могли оставить на несколько дней из-за температуры. Ты лежишь и страдаешь не от простуды, а от того, что пропустишь дискотеку. Зато друзья из отряда опять не смогут договориться, кто принесет тебе обед, и придут все вместе. А потом сразу и выйдут, потому что в палату всех не пустят.

В столовой тоже было очень интересно. Я терпеть не могу молочное, поэтому на завтрак часто приходилось довольствоваться вареным яйцом, хлебом с маслом и сыром. Ещё были дежурства и нужно было накрывать на столы — отличная возможность выбрать себе и друзьям самые красивые оладки или самые большие котлеты.

Зарядка по утрам — своеобразная полезная «пытка» для сонных ребят. Приходил музыкант и задорно играл на аккордеоне, пока дети лениво потягивались и не делали большую часть упражнений.

Зато дискотеки были запоминающимися. Наш диджей всегда выбирал самые популярные треки и мы «отрывались». Тут же были первые неловкие «медляки». Я один раз так пыталась сбежать от кавалера, что столкнулась с кем-то и разбила губу. Повезло мне ещё и увидеть, как толпа расходится, а в центре начинается брейк-данс, потому что диджей включил «Фристайло».

Потом вместо красного флажка появлялась Анжела Анатольевна, которая говорила нам:

Над морем ночь спускается.
Девчонкам и мальчишкам спать пора.
Спокойной ночи, девочки.
Спокойной ночи, мальчики.
До светлого утра!

Дальше был квест — от умывалки до кранов, чтобы помыть ноги и умудриться дойти до комнаты, не набрав песка в шлёпки. Никогда не получалось.

Позже появились мобильные телефоны, но розетка была только в комнате у вожатых. Я ходила в библиотеку, чтобы порисовать акварелью и заприметила розетку. Потом я там появлялась уже не только ради творчества.

А вот в пионербол играть стеснялась — боялась подвести команду. Поэтому всегда с восторгом наблюдала за смельчаками, которые всё же решились играть.

Цыганская ночь, королевская ночь… В день отъезда ребята пишут что-то приятное на обратной стороне фотографии отряда, все обмениваются номерами, находят друг друга в соцсетях. Двадцать один день прошёл, а вроде вчера только приехали…

У меня пока нет своей семьи, но я знаю точно, что мои дети тоже смогут получить такой опыт. Спасибо моему любимому лагерю за моё детство и такие ценные воспоминания. Кто знает, может быть, в будущем я отправлю своих детей именно туда.

В мире места нет прекрасней,
Запомни навсегда!
Это лагерь наш любимый
Илюши Кулика…